?

Log in

Previous Entry | Next Entry



Президиум правительства в прошлую среду обсудил поправки в закон «О госзакупках», запрещающие заказывать конкретные наименования лекарственных средств. Это приводит к ограничению числа потенциальных поставщиков и снижению конкуренции на фармрынке. Минэкономики предлагает установить обязанность заказчиков указывать в конкурсной документации исключительно международные непатентованные наименования (МНН) лекарственных средств или их химические наименования (при отсутствии МНН).

Также Минэкономики предлагает запретить объединение в один лот нескольких лекарств с различными МНН, но только в случае, если цена лота превышает предельное значение, установленное правительством.

Мой комментарий для блога Общественной палаты РФ:

Во многих регионах нашей страны, поставка лекарств государству стала сверхприбыльным бизнесом. Схема практически везде одинаковая: нечистый на руку чиновник объявляет конкурс на закупку лекарств. Перечень поставляемых препаратов сознательно увеличивается. В него добавляется несколько видов лекарств, которых нет ни у кого другого.

Например, мы с вами берем простой анальгин, добавляем в него небольшое количество сахарной пудры, и называем все это «Абракадабральгин». Небольшая партия такого препарата есть только у нашей фирмы. Далее мы вставляем название этого препарата в перечень лекарств закупаемых государством и таким образом «запираем» госконтракт от недружественных нам организаций.

Производители и поставщики фармацевтической продукции прозвали такие новые виды лекарств «Красной линейкой». Таким не хитрым способом приближенные к региональным властям фирмы одерживали победу в многомиллионных тендерах. И фарм-производители вынуждены были поставлять продукцию своих фабрик только им. В итоге таблетка, которая стоит на заводе 1 рубль, продавалась государству за 3, деньги уходили из системы здравоохранения.

По оценкам многих специалистов если взять один рубль из среднего медицинского стандарта (на основе которого формируется зарплата врача) и внимательно изучить его структуру, то можно увидеть что непосредственно врачу из него достается всего 30 копеек. А большая часть, 70 копеек, идет фармкомпании. Вернее тому самому посреднику, обласканному властью региона.

Если на федеральном уровне с помощью правового акта Минздравсоцразвития получится установить правило: 1 лот - 1 вид лекарства, а так же оградить конкурсы от выдумщиков «Абракадабральгина», то миллионы бюджетных рублей пойдут не на шубы и иномарки губернаторских жен, а на зарплаты врачей, покупку нового медицинского оборудования и ремонт больниц и поликлиник.